Characteristics of juvenile delinquency caused by the influence of the Internet

UDC 343
Publication date: 21.11.2023
International Journal of Professional Science №11-1-2023

Characteristics of juvenile delinquency caused by the influence of the Internet

Характеристика преступности несовершеннолетних, обусловленной влиянием сети «Интернет»

Uzdenova A.A.
Chochaeva A.Sh.
1. Master 2 years of study Master's programs in the Western Federal District, direction "Jurisprudence", criminal law profile, KBSU named after. HM. Berbekova"
2. Master 2 years of study Master's programs in the Western Federal District, direction "Jurisprudence", criminal law profile, KBSU named after. HM. Berbekova"

Узденова А.А.
Чочаева А.Ш.
1. магистр 2 года обучения Магистратуры ЗФО, направление «Юриспруденция», уголовно-правовой профиль, КБГУ им. Х.М. Бербекова»
2. магистр 2 года обучения Магистратуры ЗФО, направление «Юриспруденция», уголовно-правовой профиль, КБГУ им. Х.М. Бербекова»
Аннотация: The article is devoted to the criminological study of the behavior of a juvenile offender, through the prism of identifying socio-psychological factors that determine the formation of the criminal’s personality. As a result of the study, the conclusions are substantiated that the crime of these individuals arises on the basis of the interaction of the individual and the social environment, is generated by a complex of determinants as the causes and conditions of crime (criminogenic system), including the influence of the content of the information and telecommunications network "Internet", characterized by a system of criminologically significant threats arising at the individual, group and general social levels.

Abstract: Статья посвящена криминологическому исследованию поведения несовершеннолетнего правонарушителя, через призму выявления социально-психологических факторов, детерминирующих формирование личности преступника. В результате исследования аргументируются выводы о том, что преступность данных лиц возникает на основе взаимодействия личности и социальной среды, порождается комплексом детерминант, как причин и условий преступности (криминогенная система), включая влияние контента информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», характеризующейся системой криминологически значимых угроз, возникающих на индивидуальном, групповом и общесоциальном уровнях.
Ключевые слова: преступность несовершеннолетних, кибер-буллинг, кибер-груминг, троллинг.

Keywords: juvenile delinquency, cyber bullying, cyber grooming, trolling.


Преступность несовершеннолетних, связанная с определенными возрастными группами, как глобальная мировая проблема обусловлена определяющей ролью несовершеннолетних в развитии и в обеспечении жизнеспособности общества, государства и имеет четко выраженные отрицательные тенденции[1]. В то же время, преступность лиц возраста несовершеннолетия это достаточно сложный и динамично развивающееся многофакторное социально-правовое явление[2], которое характеризуется способностью трансформироваться в зависимости от определенных этапов взросления, от различных социальных изменений (структурных и процессуальных, функциональных и духовных), от степени развития инновационных, в т. ч. информационных технологий, включая информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет». Изложенное предопределяет особенности причин преступности несовершеннолетних, требует специфики уголовной ответственности и наказания, формирования и реализации специальных мер профилактического воздействия.

Основными детерминантами преступности несовершеннолетних необходимо считать:

  1. актуальные проблемы государства и общества, социальности[3], противоречия в государственной молодежной политике, в т. ч. проблемы коммерциализации молодежного досуга и спорта;
  2. детерминанты, связанные с особенностями личности несовершеннолетнего, с его психологическими установками, на которые оказывают влияние криминогенные причины и условия преступности (по общему правилу, данная группа детерминант носит максимальный характер: моральные воззрения, правосознание оказывают особое влияние на поведение)[4];
  3. влиянием контента информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», способствующей развитию девиантного поведения несовершеннолетнего и совершению преступлений (начиная с конца XIX в. в качестве подобных факторов признаны средства массовой информации, а во время развития цифрового общества — информационное пространство сети «Интернет»).

Посредством информационно-телекоммуникационной сети не только повышается степень информированности о возможностях совершения преступлений, формируется личность несовершеннолетнего преступника, но и корректируется состояние, структура, динамика деяний, происходит качественное изменение их условий, средств и способов (форма, приемы и методы).

Значение исследования деструктивного влияния контента информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на состояние, структуру и динамику преступности (в системе групп детерминант) обусловлено способностью контента осуществлять негативное латентное информационно-психологическое воздействие на состояние несовершеннолетнего (эмоционально-поведенческое и когнитивное), формировать и корректировать общепризнанные ценности и социальные установки, изменять поведение и правосознание в сторону деформации сознания[5].

Национальная статистика свидетельствует: удельный вес преступности несовершеннолетних в структуре преступности в Российской Федерации, в целом, незначителен (около 5% от общего массива), однако, противоправное поведение данных лиц, обусловленное, в т. ч. влиянием контента информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», представляет опасность для различных общественных институтов, характеризуясь латентностью, высокой степенью повторяемости, деструктивностью и опасной самодетерминацией, формированием «резерва» для совершеннолетней и рецидивной преступности[6].

В 2022 году в период с января по сентябрь удельный вес преступлений, совершенных с использованием информационно – телекоммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации от общего числа зарегистрированных преступлений составляет 25,3%. Первое место сохраняет сеть «Интернет» (276,1 тыс.), с помощью которого совершено преступление, второе – средства мобильной связи (150 тыс.), компьютерная техника – 21,5 тыс., программные средства – 6 тыс. [7]

Количество противоправных действий со стороны несовершеннолетних продолжается снижаться (- 4,6%). В текущем году расследовано 21,8 тыс. данных преступлений против 22,8 тыс. годом ранее. Повторная преступность не меняется по сравнению с предыдущими годами и продолжает сохранятся: в 2022 г. расследовано 474,6 тыс. преступлений, которые совершены лицами, уже преступавшими уголовный закон. Это на 2,5 тыс. деяний больше, чем за январь – сентябрь 2021 г.

Особую озабоченность вызывают деяния, направленные против национальной безопасности, в которые активно вовлекаются несовершеннолетние (проявления экстремизма, которые связаны с публичными призывами к экстремистской деятельности), совершенные при использовании сети «Интернет».

Информационно-телекоммуникационная сеть «Интернет», исходя из технических функциональных возможностей (в контексте совершения преступления) характеризуется несколькими значениями:

— в качестве вспомогательного средства совершения преступления, которое упрощает противоправные действия (например, поиск жертв и соучастников преступлений);

— в качестве предмета преступления (в частности, при совершении преступления в отношении технологической системы (ст. 274 УК РФ));

— в качестве средства совершения преступления (в частности, в преступлении, предусмотренном ст.159.6 УК РФ: использование сети «Интернет» выступает признаком объективной стороны мошенничества в сфере компьютерной информации).

Основными интернет-ресурсами, посредством которых осуществлено декструктивное влияние на поведение несовершеннолетнего, способствующее совершению преступления, признаны: социальные сети (67 %) (наиболее часто использована социальная сеть «ВКонтакте» (81 % приговоров); специализированные интернет-сайты (33 %), содержащие информацию об азартных онлайн-играх, о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, запрещенных аналогов (в т. ч. на «досках объявлений»).

Личность несовершеннолетнего преступника обусловлена недостатком жизненного опыта, повышенной внушаемостью, неустойчивостью самооценки, критически сочетающейся с отношением к моральным и правовым нормам (нормативным предписаниям и запретам) и характеризуется максимализмом, совершением преступлений до достижения возраста уголовной ответственности. Отмечается ориентация на общение в неформальной группе, в которой реализуются неудовлетворенные индивидуальные потребности.

Лица в возрасте несовершеннолетия, совершившие данные преступления, выделяются такими чертами, как пренебрежение общепризнанными правилами социального взаимодействия – моральными и правовыми нормами, ограничениями, запретами; низким уровнем самокритичности, как и неадекватной самооценкой, оценкой совершаемых противоправных поступков; отсутствием чувства ответственности за противоправные действия; стремлением к риску, в ряде случаев – проявлением агрессивности, эгоизма, социальной деформацией и дезадаптацией.

Вышеизложенный анализ позволяет констатировать, что процесс формирования личности несовершеннолетнего преступника по рассматриваемым составам представляется возможным отразить в следующих этапах:

  1. формирование непреступного поведения, которое характеризуется чертами девиантности;
  2. этап усвоения знаний в сфере информационно-коммуникационных технологий, цифровизации, компьютеризации, в т.ч. в сфере финансовых, банковских услуг;
  3. этап взаимодействия с определенной ситуацией, как до, так и в момент совершения преступления;
  4. проявление девиантногоповедения, отраженного в деяниях, содержащих квалифицирующие признаки преступления, причиняющих вред гражданам, их коллективным образованиям, государству и обществу, в целом;
  5. отправление правосудия (отбывание уголовного наказания и ресоциализация).

Необходимо отметить, что на современном этапе отсутствует возможность полноценного анализа преступности несовершеннолетних, обусловленной влиянием сети «Интернет», во-первых, по причине несовершенства официальной статистики, которая не свидетельствует о реальных масштабах преступности данных лиц, обусловленной использованием дистанционных технологий, и, во- вторых, в связи со сложностями получения подобной статистической информации по запросам в официальные инстанции.

Исключительное значение в предупреждении преступности среди несовершеннолетних, связанной с применением высоких технологий, должна иметь также позиция законодателя в отношении увеличения структуры преступлений, совершенных в сфере информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет» путем установления ответственности за унижение человеческого достоинства путем различных проявлений киберугроз и киберагрессии (кибер-буллинг, кибер-груминг[8], троллинг и пр.).

По общему правилу, онлайн-агрессоры, в т. ч. несовершеннолетние, и их жертвы дистанцированы, нередко – анонимны или имеют сфальсифицированную внешность (посредством  специальных  технологий) [9], однако, в интернет-пространстве присутствуют, помимо физической, практически все существующие виды агрессии (прямая, косвенная, вербальная, инструментальная, враждебная). Большинство представителей научного сообщества выделяют ряд ключевых характеристик подобной киберагрессии: безнаказанность, анонимность, непрерывность, отсутствие пространственных границ влияния, увеличение количества пользователей — свидетелей, незаметность для совершеннолетних (родителей и пр.) [10]. Часть названных характеристик киберагрессии способствует возникновению эффекта «токсичного онлайн-растормаживания» («online disinhibition»), когда в ситуации общего владения культурными коммуникативными нормами индивид не соблюдает их в интернет-пространстве. В целом, киберагрессию можно дефинировать в качестве намеренного вреда, воспринимаемого другим человеком оскорбительно и уничижительно, причиненного одному человеку, группе лиц посредством интернет-технологий независимо от возраста агрессора и жертвы[11].

Одно из проявлений киберагрессии (кибер-буллинг) на современном этапе признано в качестве «лидера» виртуальных угроз после интернет-воздействия детской порнографией и сделок купли-продажи наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, оказывающих деструктивное влияние на поведение несовершеннолетнего. В указанной связи, в Рекомендациях Организации экономического сотрудничества и развития, посвященных защите законных интересов несовершеннолетних онлайн, кибер-буллинг, в связи с проблемами нравственно-правового характера, воздействующими на личность, причислен в группе наиболее опасных форм агрессии, проявляемых пользователями сети «Интернет» в отношении других лиц[12].

Фондом Развития Интернет отмечено: за помощью чаще всего обращаются несовершеннолетние и взрослые по вопросам различных коммуникационных рисков (кибербуллинг, секстинг, груминг, троллинг и т.д.) – в среднем — 40% от общего числа обращений[13].

По данным уполномоченного по правам ребенка число попыток суицида среди несовершеннолетних за последние три года увеличилось на 13% с 3253 до 3675 случаев, а число повторных попыток на 92,5% (с 188 до 362 случаев). По мнению Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой, более 30% российских школьников подвергались различным видам негативного воздействия интернет-пространства, включая, троллинг, кибер-буллинг, что может привести к решению несовершеннолетнего о суициде.

Из анализа положений Уголовного кодекса РФ, таким образом, следует, что на современном этапе не учтен весь объем преступлений, степень общественной опасности которых повышается за счет использования информационно-телекоммуникационных сетей. Законодатель обязан реагировать на изменения, происходящие в обществе, в т. ч. путем установления уголовной ответственности за совершение новых общественно опасных деяний, как в данном случае, и ужесточением санкций за преступления, связанные со склонением к потреблению средств и веществ, представляющих угрозу здоровью населения. В подобных ситуациях нормы Уголовного кодекса РФ нуждаются в постоянной модификации, внесении соответствующих изменений, а иногда и в полном реформировании[14].

Развитие информационных и коммуникационных технологий открывает новые возможности для совершения названных и иных преступлений, как против общественной безопасности, общественного порядка, так и против личности, в сфере экономики и других, представляя вызов национальной и мировой безопасности и правоохранительной системе.

References

1. Савельева О. Ю. Криминология. Тольятти: Тольяттинский государственный университет.2019. С. 2.
2. Рыжова О. А. Особенности преступности несовершеннолетних и меры профилактики в современных условиях // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». 2020. Т. 8, № 2 (30) [Электронный ресурс] URL: https://genproc.gov.ru/. (дата обращения 09.11.2022).
3. Совокупность социальных связей и общественных отношений, качественно новое образование, переживающее модификацию экономической и политической сферы, реконструкцию социального пространства, трансформацию социальной структуры. (Чируи С. И. Реальности российского общества и противоречия современной молодежной политики // Вестник Кузбасского государственного технического Университета. 2004. № 1. С.125-127.
4. Рыжова О. А. Особенности преступности несовершеннолетних и меры профилактики в современных условиях // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». 2020. Т. 8, № 2 (30) [Электронный ресурс] URL: https://genproc.gov.ru/. (дата обращения 09.11.2022).
5. Деформация правосознания несовершеннолетнего - негативное социальное явление, которое характеризуется изменениями состояния правосознания, искажающими реальную правовую действительность (общественную и личную), и выражает негативное отношение к действующей правовой системе, к законности и к правопорядку, в целом (Ковалев С.А. Деформация правосознания как фактор противоправного поведения личности // История государства и права. 2009. № 13. С. 35–37.
6. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2019 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации. Главное управление правовой статистики и информационных технологий //Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электронный ресурс] URL: https://genproc.gov.ru/. (дата обращения 09.11.2022).
7. Генеральная прокуратура. Состояние преступности в России. Январь-сентябрь 2022 г. [Электронный ресурс] URL: https://genproc.gov.ru (дата обращения 09.11.2022).
8. Кибергруминг – налаживание сексуальных контактов или сексуальное домогательство к несовершеннолетним посредством сети «Интернет».
9. Осипенко А. Л. Основные направления развития криминологической науки и практики предупреждения преступлений в условиях цифровизации общества / А. Л. Осипенко, В. С. Соловьев // Всероссийский криминологический журнал. – 2021. – Т. 15. – № 6. – С. 686.
10. Бочавер Хломов 2014; Heirman, Walrave, 2008; Kowalski et al., 2014; Panumaporn et al., 2020; Zimmerman, Ybarra, 2016.
11. Солдатова Г. У., Рассказова Е. И., Чигарькова С. В. Виды киберагрессии: опыт подростков и молодежи // Национальный психологический журнал. 2020. № 2(38) [Электронный ресурс] URL: http://npsyj.ru (дата обращения 09.11.2022).
12. The Protection of Children Online. Recommendation of the OECD Council [Электронный ресурс] URL: https://www.oecd.org/sti/ ieconomy/childrenonline_with_cover.pdf (дата обращения 09.11.2022).
13. Отчет о деятельности Фонда Развития Интернет за 2013-2019 г. г. [Электронный ресурс] URL: http://www.fid.su/publishing/annual-reports (дата обращения 09.11.2022).
14. Пахтеева Г.Х. Формализация назначения наказания в уголовном праве зарубежных стран //Российская юстиция. 2009. № 5. С. 30.